lgbt_novosti (lgbt_novosti) wrote in lgbt_grani,
lgbt_novosti
lgbt_novosti
lgbt_grani

Categories:

Ход королевой | Статья

Автор: Наст_Ящая, сайт "F5"

"Может, сначала покатаемся? Кокарду я купила, но еще нужно заехать за камнями для костюма Снежной королевы. А потом уже спокойно поговорим. А потом я поеду домой клеить на шлейф эти 2000 стразов". Танцовщица Варвара Странже, создатель и солистка театрализованного транс-шоу Strange, готовится к конкурсу транссексуалок Miss International Queen, который пройдет в Паттайе (Таиланд) с 30 октября по 4 ноября 2011 года. Она станет его первой российской участницей.

— Расскажи, пожалуйста, про конкурс.
— Это международный конкурс красоты, как "Мисс Мира", но только среди транссексуалок. Традиционно он проходит в кабаре "Тиффани" в Паттайе — первом в мире транссексуальном кабаре, основанном в 1974 году. На международном уровне он проводится в седьмой раз, участниц в этом году будет 25. Раньше он тоже существовал, но был местечковым, не имел официального статуса. В программе — выходы в вечернем платье, в купальнике, в национальном костюме, театральный номер (я буду танцевать). В жюри будут сидеть пластический хирург, дизайнер одежды, театральный режиссер, звезды из разных стран, победительницы предыдущих лет. Все эти люди профессионалы, но не все из них непосредственно связаны с темой транссексуальности. Параметры, по которым оценивают участниц конкурса, тоже стандартны: конгениальность, фотогеничность, артистизм и так далее. Но одно из условий допуска специфично: ты должна вести открытый образ жизни и какую-то публичную деятельность.

— То есть тонкий интеллект и прекрасную душу не оценивают?
— Ну почему. Вот смотри. Там программа очень серьезная. Все дни, помимо собственно конкурсных мероприятий, нас будут таскать на телевидение, мы будем давать интервью, сниматься в рекламе и так далее. Расписание адски жесткое. Когда мне его прислали, у меня был культурный шок. В 8 утра нужно быть при полном параде и готовой ко всему. И начинается: ювелирная фабрика, центр пластической хирургии... Везде с нами будет ездить жюри и отсматривать, как ты себя ведешь, как общаешься с журналистами, насколько адаптирована в социуме и т. д.
Не знаю, как я все это выдержу. Не только свободного времени нет, но и необходимого не хватает. Например, в расписании подряд идут фотосессия и потом телесъемка. Но макияж для этих целей должен быть разным. А когда его переделывать — непонятно.
Полуфинал и финал (соответственно 3 и 4 ноября 2011 года) пройдут в самом кабаре "Тиффани", остальные этапы — один на ТВ, другой на сцене, которую строят прямо на набережной в Паттайе, там мы будем показывать театральные номера. Но дело в том, что в предшествующие финалу и полуфиналу дни кабаре будет работать в штатном режиме, и сцену нам предоставят для репетиций только с 10 часов вечера. А нас 25 человек. А в 8 утра уже надо выглядеть.



— А спать когда?
— Я об этом спросила. Мне ответили: "Ну вы же понимаете, что это конкурс. Победит сильнейшая". Так что это игра на вылет, и игра довольно жесткая.

— Есть ли ограничение по возрасту?
— Вообще есть: 36 лет. Иногда делают исключения. Есть такая японка Харуна Аи, диктор на центральном канале японского ТВ, она победила, когда ей было 37 и, кстати, в этом году будет в жюри. Средний возраст конкурсанток — 30–32 года, то есть мы действительно заметно старше участниц обычных конкурсов красоты. И это понятно: мы же проходим операции, вживаемся в новое тело и роль, а это небыстро. Мне 36. Кто-то говорит: "Ну Варя, какие у тебя шансы в твои-то годы?" Какие шансы? Да такие же, как и у остальных, девочек там нет.

— Они как-то проверяют участниц, чтобы убедиться, что это действительно транссексуалка, а не биологическая женщина?
— В большинстве стран паспортный пол не меняют, там и так все видно: женское имя, женское фото, но в документах значится "M". А у нас официально меняют документы, и у меня в паспорте пол значится "женский", поэтому пришлось доказывать. Год назад я делала операцию в Бангкоке, в клинике, где оперируют транссексуалов, и я дала им контакты моего врача, который подтвердил все то, что их интересовало.



Кстати, благодаря этой операции я и приняла решение участвовать в конкурсе. Лежу в бинтах, прихожу в себя, смотрю телевизор, где идет прямая трансляция. И мама, которая была со мной, говорит: "Варюх, а может, и тебе попробовать?" Мне повезло с мамой, да.

— Зачем тебе это нужно? Победительницы обычных конкурсов получают жирные рекламные контракты и пропуск в мир высокой моды. А тут — чего ради стараться?
— Первый приз — $10 000. Плюс спонсорские подарки. Но это не окупает даже прямых затрат. Со мной едут стилист и Валерий Камов, который обеспечит информационную поддержку, каждый день выкладывая репортаж о том, где мы были и что делали. Одни авиабилеты на троих — уже $4000. Плюс костюмы. Много костюмов: четыре-пять вечерних платьев, столько же коктейльных. Для каждого мероприятия свой дресс-код: сегодня это белая блузка и белые брюки, завтра еще что-то... И все за свой счет. Костюмы, как видишь, сама шью. Кстати, ты уже вся в моих блестках.
В других странах успешное выступление на Miss International Queen может стать карьерным трамплином и таким образом окупить затраты. Транссексуалы работают в кабаре, телеведущими, снимаются в фильмах. Возможны и рекламные контракты — с ювелирной компанией, еще с кем-то... Конкурс направлен на развитие ЛГБТ-сообщества в целом, участвовать может представительница любой страны. Соответственно, его миссия — дружба и развитие. Победительница как "лицо транссексуалок" целый год будет мотаться по миру на всякие конференции и прочие социальные ЛГБТ-мероприятия. Прошлогодняя победительница, кореянка, за весь год провела в своей стране всего один месяц.
Но это там. А здесь мы — люди-невидимки. Какой бы талантливой и красивой ты ни была, ты никому не нужна. Так что участие в конкурсе — своеобразный крик: "Мы есть, мы существуем!" В общем, считай, я это делаю за идею. Подержите за меня кулачки, что ли.
Конечно, я хочу победить. Но даже если и не получится, все равно участие что-то даст: заведу новые знакомства, покажу себя миру. И я же первая из России, первым быть всегда сложно. Может, той, кто поедет на будущие конкурсы, будет полегче. Может, транссексуалы, которые сейчас сидят, как мыши, в маленьких городках и боятся себя показать, получат стимул начать делать что-то интересное и красивое.

— Ты говоришь, что у нас всем наплевать на транссексуалов. Но в то же время, оказывается, именно у нас меняют паспортный пол, чего не делают во многих других странах. Очевидно, это очень прогрессивная практика. Чего же не хватает?
— Было бы неплохо, если бы государство финансировало операции по коррекции пола, как оно это делает в Таиланде, Израиле, Дании, Швейцарии. Ведь это не прихоть, а прямое медицинское показание при диагнозе "гендерная дисфория". Диабетикам ставят инсулинозависимость, и они получают инсулин бесплатно, ВИЧ-инфицированные получают кое-какое лечение в рамках ОМС. Транссексуалов гораздо меньше, казну мы не разорим. Транссексуалы — единственная группа, которая нуждается в серьезном хирургическом вмешательстве. И это вопрос судеб, а иногда и жизней, потому что не все могут заработать на операции. И сходят с ума, и сами себе тупым ножом что-то отпиливать пытаются, и в петлю лезут.

— Расскажи немного о себе. Полтора года назад Алмат Малатов публиковал у нас на F5 твое интервью, но там в основном речь идет о личной жизни. А что с профессиональной?
— По образованию я дизайнер-модельер одежды, а работала танцором у Буйнова. И хотя почти все танцоры и того же Буйнова, и Лады Дэнс, и Долиной в то время тусовались в "Шансе", когда кто-то шепнул, что я только на работе мальчик, а в жизни девочка, меня культурненько турнули. И как раз тогда, в 95-м, в Москве был самый первый конкурс подобного рода, еще на уровне травести. Я пришла и победила. Это подтвердило, что я на правильном пути, и дало толчок делать собственное шоу. Сейчас надеюсь получить еще один такой толчок.
Кстати, народ до сих пор не верит, что в моем шоу действительно транссексуалки: девчонки высокие, стройные, холеные красотки, ничего общего с переодетыми мужиками, у которых из-под грима щетина лезет. А акустика в залах такова, что мы сами слышим, как зрители в первых рядах возмущаются: мол, да нас обманули, какие это трансы, это же обычные телки! Очень часто. Я потому и голос не меняю, что если сделать его совсем женским, то чем тогда доказать, что я не "обычная телка"? Все-таки хочу сохранить какой-то отпечаток.



— Как за тебя можно поболеть?
— Уже началось открытое интернет-голосование, по итогам которого будет вручен приз зрительских симпатий. Если будете в Паттайе — приходите на показы, приносите флаги, пишите транспаранты. Вам развлечение, а мне бонусные очки. А все остальные 4 ноября 2011 года в 18.30 по московскому времени смогут посмотреть онлайн-трансляцию финала.

— Ни пуха, ни пера!
— К черту.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments