7 мая 2013

Подросток умер от пыток, истощения и обезвоживания после конверсионного лагеря

Три гомосексуальных подростка умерли после того, как их морили голодом, издевались, пытали и, в конечном итоге, убили в лагере, который обещал "превратить их в мужчин". Это произошло в "ЮАР".

15-летний Рэймонд Байс (Raymond Buys) попал в лагерь в 2011 году. В прессе публикуют фото Рэймонда, который в результате "превращения в мужчину" стал похож на скелет, обтянутый кожей, и вынужден был бороться за жизнь. Увы, эту борьбу парень проиграл. Всего за 10 недель до этого родители подростка подписали контракт с руководителем "учебных курсов" под названием "Echo Wild Game Rangers", куда должен был отправиться их сын, в тот момент находившийся в добром здравии.

Когда Байс попал в госпиталь, врачи диагностировали у него обезвоживание и крайнюю степень истощения. Его рука была сломана в двух местах, по всему телу обнаружены кровоподтеки и ожоги. В реанимации Рэймонд пролежал месяц, однако спасти его не удалось.

Перед судом предстали руководитель лагеря, 49-летний Алекс Де Кокер (Alex De Koker), и его сотрудник, 20-летний Майкл Эрасмус (Michael Erasmus). Их обвиняют в убийстве, жестоком обращении с детьми и отсутствии надлежащей заботы, а также в причинении тяжких телесных повреждений, приведших к смерти. Утверждается, что Рэймонд Байс - не первый подросток, который стал их жертвой. В 2006 году от жестокого обращения в лагере погибли еще двое, чьи родители заплатили за курс "лечения от гомосексуальности" по 2400 долларов.

"Я отправила сына в этот лагерь, чтобы облегчить его жизнь, чтобы подарить ему светлое будущее, - рассказала мать Байса "The Telegraph". - Я доверяла Алексу Де Кокеру как самой себе".
Далее Фото и Текст...Свернуть )

Поправка на жизнь | Статья

Автор: Глеб Винокуров, сайт "Rosbalt.Ru"

Власти пытаются внедрить в жизнь законодательные нормы, которые имеют очень мало общего с демократией, правами и свободами граждан. При этом они могут привести к еще большему расколу российского общества.

Сейчас депутаты готовят поправки ко второму чтению законопроекта "О запрете пропаганды гомосексуальности среди несовершеннолетних", одобренного Госдумой еще в январе 2013 года. В частности, законотворцы обещают наконец-то пояснить, что они понимают под "гомосексуальностью" и его "пропагандой". Наконец-то! Ведь аналогичный закон с легкой руки единоросса Виталия Милонова вот уже год как функционирует в Санкт-Петербурге, и даже были предприняты попытки наказания за его нарушения (среди самых скандальных историй – отклоненные впоследствии судебные иски против Мадонны и Lady Gaga). И вот теперь, спустя год после принятия петербургского закона, федеральные законодатели сподобились разъяснить, за что же именно следует привлекать людей к ответственности.

Например, новые поправки предусматривают наказание за публичное "оправдание гомосексуальности" и "формирование у несовершеннолетних искаженного представления о социальной равноценности гетеросексуальных и гомосексуальных отношений". "СМИ" уже вовсю цитируют председателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Елену Мизулину, которая хоть и называет поправки "черновым вариантом", горячо настаивает на том, что "не принимать закон невозможно".

Конечно, Мизулина — как и многие другие нынешние депутаты – выросла и достигла зрелости в те времена, когда в нашей стране "мужеложество" считалось преступлением и наказывалось сроком от трех до восьми лет лишения свободы. Но как нельзя вернуть ушедшую юность, так невозможно заставить мир вертеться в обратную сторону. Сейчас, когда в большинстве цивилизованных стран речь идет о расширении прав гомосексуалов, инициативы по их правовому ограничению выглядят и дико, и смешно. А предлагаемый запрет на оказание поддержки членам ЛГБТ-сообщества в их борьбе за общечеловеческие права впору расценить как свидетельство полной политической невменяемости власти.

Далее Фото и Текст...Свернуть )

Сиспеды, голуболенточники и никаких "выходов" | Статья

Автор: Артемий Троицкий, сайт "Echo.Msk.Ru"

Я никогда не высказывался по актуальным проблемам гомосексуальности.
На то была серьезная причина: эта тема меня никогда не интересовала. Я всегда полагал, что вопрос сексуальной ориентации – личное, даже интимное дело каждого участника половой жизни. А навязчивое желание разобраться с ним в публичном пространстве – будь то с позиции гомофобии или гей-активизма – патологично и по сути абсурдно.

Относительно истовых гомоненавистников я всегда был уверен, что это латентные педики (знавал нескольких таких; кстати, понаблюдав за пресловутым питерским Милоновым, словил четкое впечатление, что он всю жизнь по капле выдавливает из себя голубую кровь), люди закомплексованные по полной программе.

Что до гомо-любователей…
Журналисты много раз спрашивали меня про запрет гей-парадов, и я всегда отвечал в том духе, что мне совершенно не понятны две вещи:
а) зачем гей-парады запрещать?
б) зачем гей-парады проводить?

Пункт б) поясню.
В человеческой сексуальной практике существует довольно много разнообразных отклонений от генеральной линии. Есть, скажем, всякие свингеры и любители группового секса; есть садо-мазохисты и фанаты ролевых игр; есть мастурбаторы обоих полов, прекрасно обходящиеся без партнеров. Последних, кстати, гораздо больше, чем гомосеков и лесбиянок вместе взятых. А у садо/мазо – глубокая философская и литературная подоплека. А на поклонников групповухи ссылался сам В.В.Путин. И тем не менее, никто из них не проводит шествий и парадов под лозунгами типа "Др…чил, др...чу и др...чить буду!" или "Да здравствует секс в трудовом коллективе!" или "Хлыст – это прекрасно!".
Зачем это нужно геям – для меня не риторический вопрос; я действительно этого не понимаю.

Далее Текст...Свернуть )

«Все изменится к лучшему. Я верю в это». Интервью Лены Климовой для «Горячей темы».

bkpD2ovLXmI

«Все изменится к лучшему. Я верю в это»

Лена Климова в интервью Валерию Созаеву.

Валерий Созаев: Давайте вначале познакомимся, ведь не все наши читатели что-то знают о вас. Сколько вам лет, из какого вы города, кем работаете?

Лена Климова:
Меня зовут Лена Климова, мне 25 лет, родилась в Нижнем Тагиле (да-да, тот самый Тагил – УВЗ, танки, Холманских и всё такое), живу в Екатеринбурге, собираюсь переехать в Санкт-Петербург. С недавних пор журналист «Росбалта», а основная моя профессия – литературный редактор. Сотрудничаю с разными издательствами. Работаю со словом, делаю его лучше. А не так давно стала писать сама...

ВС: Почему вы решили начать проект «Дети-404»?

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ