VaLer_q (valer_q) wrote in lgbt_grani,
VaLer_q
valer_q
lgbt_grani

Category:

Подростковый синдром ЛГБТ-движения - 2

И.С.Кон выделяет несколько черт подросткового синдрома:

1. неисторичность («до нас ничего не было…»);
2. максимализм («всё или ничего»);
3. нетерпеливость («результаты – немедленно»);
4. негативизм и нигилизм;
5. деление мира на «своих» и «чужих».



Разберём по отдельности каждую составляющую.


1. Неисторичность – это проблема не только ЛГБТ-сообщества, но очень многих миноритарных групп, которые долгое время собственной истории были лишены. Это судьба «национальных меньшинств», афро-американцев, женщин. Известный борец за права афро-американцев Малькольм Икс когда-то сказал: «Если мы не отправимся в прошлое и не выясним, как мы дошли до такого состояния, то будем думать, что всегда были в этом состоянии. И если вы думаете, что всегда были в том же положении, что и сейчас, то никогда не сможете быть по-настоящему уверены в себе и превратитесь в ничтожество, почти ничто»[23].


Интерес исследователей к «истории меньшинств» на Западе начинается в 70-е гг. ХХ в. Связано это с развивавшимся гражданским движением за права человека: женским, афро-американским, сексуальных меньшинств. Тогда начали появляться специфические спецкурсы в программах университетов, а затем стали открываться и соответствующие кафедры. Ключевым в этом «академическом переломе» стало то, что произошла смена субъекта исследования. Если ранее в тех случаях, когда исследовались миноритарные группы, исследователь оставался внешним наблюдателем, описателем по отношению к объекту исследования, то теперь исследователь-субъект сам выходит из среды миноритарной группы. Это стало возможно благодаря эпистемологическому перевороту в науке, который артикулировал вопрос о соотношении объекта и субъекта познания, а также вопрос о власти-знании. В настоящее время каждый год выходит по несколько десятков интереснейших монографий по этим темам.


В России ситуация иная. Гуманитарные науки в СССР были не под запретом, но в них господствовала одна методологическая установка – марксистско-ленинская. Никакие серьёзные дискуссии в рамках этой методологии и идеологического диктата КПСС по вопросам власти-знания были не возможны. Иными словами никакого поворота к исследованиям миноритарных групп с точки зрения самих миноритарных групп в СССР быть не могло. Это было опасно просто по политическим причинам.


Некоторые изменения стали происходить в российской академии в 90-е гг. ХХ в. Однако тогда страну настиг глубокий системный кризис и наша наука не была исключением. Пожалуй, единственное направление, которое сейчас более-менее развивается, но тоже с огромными проблемами, это гендерные исследования. О развитии в современной российской науке постколониальных или гейлесбийских исследований говорить не приходится.


И это связано со множеством причин, анализ которых заслуживает отдельной статьи. Нельзя сказать, что в российской академии нет учёных геев и лесбиянок. Однако они предпочитают не браться за исследование «неудобных тем»[24].Геи и лесбиянки с кандидатскими и докторскими степенями по социальным и гуманитарным наукам предпочитают заниматься другими, более безопасными вопросами. И даже если на какой-то кафедре появляется студент/ка или аспирант/ка, готовые заняться лесбигей исследованиями, то, как правило, им настойчиво рекомендуют сменить тему. И винить наших учёных в этом тоже нельзя – здесь работает всё-тот же механизм социальной инерции.


Следовательно, из-за отсутствия на русском языке систематически обновляющихся исследований об истории ЛГБТ-сообщества, само сообщество утрачивает свою историческую память (вернее оно её просто не имеет). Ведь, с одной стороны, мы не почти ничего не знаем о том, как существовали ЛГБТ в России – существующие на данный момент книги И.С.Кона, Л.С.Клейна, Д.Хили, О.Жук, не смотря на все их заслуги, недостаточны. С другой стороны, мы так же ничего не знаем и об истории ЛГБТ-сообщества на Западе - наблюдается существенный дефицит переводных исследований, а имеющаяся публицистика на эту тему глубоко недостаточна из-за склонности к упрощательству и поверхностности.


Особняком стоит тема истории ЛГБТ-движения. Как это не парадоксально на данный момент на русском языке нет ни одной книги, которая бы целиком была посвящена этому феномену. Эта ситуация разительно отличается от ситуации, например, в США, где библиография посвящённая истории ЛГБТ-движения насчитывает сотни книги и где постоянно публикуются новые исследования на эту тему. На лицо различия в социальном заказе.


Отсутствие доступной и достоверной информации на эту тему и является источником неисторичности современного российского ЛГБТ-движения. Нужно этот факт признать и назвать прямо: большинство современных российских ЛГБТ-активистов исторически безграмотны, их знания не простираются дальше Стоунвольских бунтов (а есть и такие активисты, которые даже и о Стоунволле ничего не знают). Отсутствие исторического мышления не позволяет нашим активистам увидеть весь путь, которое прошло ЛГБТ-движение Европы и Северной Америки для того, чтобы достичь того, где страны этих континентов оказались сейчас в деле изменения ситуации с положением ЛГБТ-граждан.


С другой стороны, отсутствие исторических знаний используется недобросовестными, экстремистски настроенными группировками для нагнетания напряженности как в целом в обществе, так и в ЛГБТ-сообществе и в среде ЛГБТ-активистов.


ЛГБТ-движение не началось в июне 1969 года в Нью-Йорке. Для того, чтобы Стоунвлл состоялся другие люди и в другое время приложили огромное количество своих усилий. И эта деятельность под час не была настолько заметной как последовавшие за этим массовые акции. Но для того, чтобы эти массовые акции начали проходить эта предварительная работа была необходима. Без понимания этого факта ЛГБТ-активисты оказываются в ловушке собственной безграмотности и недальновидности.


«Инициативы, не вписанные в социально-культурную традицию, неминуемо заглохнут, новаторские предложения окажутся наивными, а потраченное на них время – потерянным. И можно ли говорить о восстановлении исторической памяти, игнорируя вчерашний день? Строить мост из позавчерашнего дня в послезавтрашний, минуя вчера и сегодня?»[25].


2. Максимализм – неискоренимая черта юности. Это не плохо и не хорошо – это просто факт. И с этим фактом нам нужно просто жить. При этом можно сколько угодно провозглашать лозунг «Гей-права без компромиссов» и требовать «здесь и сейчас» весь «пакет прав для ЛГБТ». Однако важно не забывать размышлять о том, что из этого получится.


ЛГБТ-экстремизм всегда будет привлекательным для некоторых ЛГБТ-граждан. В этом смысле ЛГБТ-сообщество опять же ничем не отличается от всего остального общества: экстремисты были, есть и будут – это просто особый психотип личности.


Но всему сообществу, равно как и обществу в целом, слушая красивые слова о «новом лучшем мире» в который мы войдём буквально-таки завтра («ведь жизнь то одна») необходимо помнить «о том, кто, каким образом и за чей счёт всё это сделает и возможно ли это вообще. Могут сказать: что плохого в революционном замахе, даже если мы выполним только часть намеченного? Но ведь идея за два-три года, не помню уже, какие именно, перегнать США по производству мяса и молока и построить коммунизм к 1980 году тоже была неплоха, если бы только она была осуществима. Без этого непременного условия высокие цели лишь усиливают инфляцию слов и ценностей. Нереалистические цели задают масштаб, в котором любые реальные достижения покажутся ничтожными.


Но главное даже не в этом. Маниловщина – родная сестра обломовщины. Она стимулирует не деятельность, а имитацию деятельности. Никто не ждёт, что на его запущенном приусадебном участке вместо картошки вырастут бананы, а покосившаяся хибарка превратится в беломраморную виллу с бассейном – тут мы все реалисты. Почему же применительно к общественным делам можно мыслить иначе? Да потому, что самые щедрые на лозунги люди и не собираются ничего делать для их осуществления. Революционная фразеология – всего лишь новая форма старой безответственности»[26].


3. Нетерпеливость. Подростки хотят получить не только всё, но и обязательно сразу. Идея постепенного, пошагового труда органически не умещается в их сознании. Если подростку определяют какой-то срок до получение им желаемой вещи, то это время, как правило, для него растягивается и ожидание превращается в нестерпимую пытку.


В этом смысле ЛГБТ-активисты ничем не отличают от подростков, когда говорят о необходимости введения в России «гей-браков» уже «завтра». При этом игнорируется что вопрос «гей-браков» не самая актуальная тема для большинства представителей российского ЛГБТ-сообщества и что, если завтра и будет принят подобный закон в РФ, то очередей в ЗАГС из геев и лесбиянок не выстроится и, что, наконец, на Западе, прежде чем ставить вопрос о «гей-браках», прошёл ни один десяток лет кропотливой работы ЛГБТ-движения по многим другим вопросам.


Нетерпеливость сродни недальновидности. А недальновидность вплотную граничит с безответственностью. Безответственностью не только перед самими собой, но и перед всем сообществом, обществом и не только ныне живущим, но и будущими поколениями. Говоря о Перестройке И.С. пишет: «… мы хотим увидеть плоды перестройки немедленно. Но именно так рассуждали люди, «назначившие» сроки построения коммунизма применительно к срокам собственной жизни и совершавшие ради этого ошибки, за которые нам ещё долго предстоит расплачиваться. Когда же наконец мы повзрослеем?»[27].


А мне вспоминается другая история. История бостонской Церкви Христа, которую основал Кип МакКин. Целью этой Церкви стала «евангелизация всего населения земли в течении жизни одного поколения». С точки зрения христиан вполне себе благая цель. Однако её реализация привела к колоссальным злоупотреблениям внутри этой Церкви, результатом которых стали не только негативный имидж этой организации, но и искалеченные жизни многих тысяч людей…


4. Негативизм и нигилизм. Вполне закономерно, что осознание какой-либо проблемы приводит к желанию от неё избавится. Осознание проблемы гомофобии приводит к действиям против гомофобии. Осознание проблемы неравноправия приводит к действиям против неравноправия. Осознание проблемы дискриминации приводит к действиям против дискриминации. Кажется, всё логично…


«Подростковый синдром содержит изрядную дозу негативизма и нигилизма. Человеку гораздо легче осознать, что ему не нравится, нежели – чего он хочет. Даже само понятие свободы осознаётся сначала в отрицательном аспекте – от чего мы хотим освободится и только потом в положительном – для чего это нужно. Человеку, который никуда не стремится, свобода не нужна и обременительна. Но выработать конструктивную программу действий гораздо труднее, чем критиковать других или каяться в собственном прошлом»[28].


Здесь есть ещё один интересный психологический аспект презентации нашей работы для общества. Как известно общественным сознанием работа против чего-то воспринимается намного хуже, чем работа за что-то. И это естественно. Ведь если «против» – значит разрушение. А если «за» - значит созидание. И это дополнительный повод для нас задуматься о том, что нам проводить: действия против гомофобии, неравноправия и дискриминации или действия за равноправие ЛГБТ, признание разнообразия и толерантность?..


Но также осознание нигилизма и негативизма современного российского ЛГБТ-движения повод задуматься о том есть ли у нас реальная Стратегия действий и если есть, то какая она. Почему возникающие то там, то тут ЛГБТ-инициативы после пары-тройки протестных акций разваливаются, так и не перерастая в серьёзные группы/организации с конструктивными стратегическими целями и планом по достижению этих целей?


И это не праздные вопросы, и не попытка убить «буквой» «дух» движения. Опыт всех успешных социальных и гражданских движений показывает, что без стратегического планирования сформулированного в позитивных категориях движение вперёд невозможно…


5. Деление мира на «своих» и «чужих» свойственно не только подросткам. Это общая черта любого авторитарного, догматического мышления. Однако в подростковом возрасте она может проявляться с наибольшей ясностью и жесткостью. Общеизвестен факт, что подростки любят собираться в «стайки»…


«Окружающий мир кажется тому, кто склонен к такому складу мышления, чрезвычайно опасным, полным потенциальным врагов и злоумышленников. Наивный эгоцентризм мешает ему войти в положение другого, побуждая воспринимать и оценивать остальных людей главным образом с точки зрения их предположительного отношения к нему самому… Собственная, смешанная со страхом агрессивность выдаётся при этом за вынужденную самооборону, оправдывая политический экстремизм, насилие и безответственность»[29]. Думаю, что все, кто знаком с деятельностью ЛГБТ-активистов увидели очевидные параллели… пока, к счастью, без насилия со стороны последних…


Однако если бы от этого страдали только активисты, то это было бы ещё ничего: люди сами в какой-то степени решают ограничить себя и своё развитие. Однако подобная установка распространяется на всё сообщество. И здесь не понятно, что является первичным: риторика активистов или опыт бытия самих активистов рамках сообщества. В любом случае итогом является гетерофобия[30], которая довольно широко распространена в ЛГБТ-сообществе и имеет разные формы. При этом довольно странным выглядят слова о важности социальной интеграции ЛГБТ-сообщества в устах ЛГБТ-активистов своими действиями и другими словами порождающими гетерофобию у того же сообщества. Разжигание гетерофобии и социальная интеграция ЛГБТ-сообщества не совместимы[31].

Окончание >>








[23] Malcolm X, On Afro-American History, Pathfinder, 1990, p. 12. Цит. по: Тош Д. Стремление к истине. Как овладеть мастерством историка. – М., 2000. – с. 14.

[24] «Неудобная тема» для исследования – это звучит как оксюморон, но, в рамках идеологической цензуры, которая господствовала в СССР и набирает обороты в современной России, имеет место быть в реальности.

[25] Кон И.С. с.413.

[26] Кон И.С. с.413-414.

[27] Кон И.С. с.414.

[28] Кон И.С. с.414.

[29] Кон И.С. с.410.

[30] Гетерофобия – отрицательные эмоции, которые могут испытывать представители сексуальных и гендерных меньшинств по отношению гетеросексуалам. Может проявляться в нежелании любой коммуникации с гетеросексуалами, самоизоляции.

[31] Однако, для того чтобы ЛГБТ-сообщество могло интегрироваться необходимо, чтобы у самих ЛГБТ была сформирована собственная устойчивая ЛГБТ-идентичность. Формирование ЛГБТ-идентичности может идти как по позитивному сценарию, так и по негативному. В основе негативного сценария формирования ЛГБТ-идентичности лежит гетерофобия. А в основе позитивного сценария формирования ЛГБТ-идентичности лежит осознание собственной инаковости по отношению к гетеросексуальному обществу, но без ощущения неприязни, презрения или ненависти к нему.

Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments

Recent Posts from This Community