Online-интервью Председателя МОД "Российская ЛГБТ-сеть" Игоря Кочеткова порталу "Gzt.Ru" (Часть 1)

Председатель Межрегионального Общественного Движения "Российская ЛГБТ-сеть" принял участие в онлайн-интервью, организованным интернет-порталом "Gzt.Ru", в ходе которого ответил на такие вопросы как "Гомосексуальность — болезнь или нет?", "Что такое гомофобия?", "Какие права геи хотят получить?", "Что такое гей-активизм?", "В чём заключается природа гомосексуальности?" и другие.

Гей-активизм

Тимур: Уважаемый Игорь! Намерена ли "Российская ЛГБТ-сеть" бороться за однополые браки (сам термин здесь не принципиален: пусть будут, допустим, партнёрства; главное – чтобы права предоставлялись идентичные)? Если да, то каким образом?

Сначала, наверное, нужно несколько слов сказать о том, что такое "Российская ЛГБТ-сеть". Это название межрегионального общественного движения, которое объединяет на сегодняшний день 13 российских регионов, в которых официально существуют отделения нашей организации. Кроме того, в различных наших акциях, мероприятиях принимают участие представители гораздо большего количества регионов. Например, в прошлом году 17 мая к международному Дню противостояния гомофобии, который мы организовывали в России, присоединилось около 40 регионов.

У нас 3 основных цели. Первая цель – это просвещение. Мы разъясняем различным общественным группам, разъясняем обществу необходимость и полезность, если угодно, толерантного, терпимого отношения к гомосексуалам и трансгендерам. Мы говорим о том, что гомофобия точно также общественно опасна, как и, например, расизм, антисемитизм. Она тоже разъединяет общество. Донести эту простую и сложную одновременно мысль до общества – одна из наших задач.

Вторая задача – адвокация на национальном уровне, то есть общение с представителями органов государственной власти. И, соответственно, защита прав и законных интересов представителей ЛГБТ-сообщества. ЛГБТ – это международная аббревиатура, означающая "лесбиянки, геи, бисексуалы, трансгендеры".

И третья задача – это поддержка региональных ЛГБТ-организаций. Мы проводим, например, обучающие семинары для руководителей этих организаций, для активистов организации. Мы издаём литературу для этих организаций, которую они могут распространять у себя в регионах, которой они сами могут пользоваться. Это то, что касается наших задач в общем и целом.

Вопрос об однополых браках относится ко второй задаче. Это адвокация и лоббирование. Здесь нужно отметить три вещи. Во-первых, однополые семьи в России существуют. Нравится это кому-то или не нравится, но они есть. К сожалению, у нас нет какой-то официальной статистики, потому что, понятно, что во время переписи населения никто не спрашивает у людей, живут ли они в однополой семье. Но, тем не менее, как свидетельствуют результаты некоторых исследований, примерно 30-40% геев, лесбиянок живут в стабильных парах. И уж коли эти семьи есть, соответственно, для общества, для государства лучше, чтобы отношения внутри этой семьи, отношения однополых семей с государством были урегулированы тем или иным образом.

К сожалению, на сегодняшний день власти и общество пока эту идею не принимают, нам не удаётся пока объяснить, зачем нужны однополые браки или какой-то их эквивалент. Поэтому первая задача, которую решает "Российская ЛГБТ-сеть" – это именно разъяснение. То есть мы ведём диалог с обществом, с государством на предмет необходимости законодательного урегулирования однополых семейных отношений. Потому что на сегодняшний день, к сожалению, ситуация такова, что если однополые семьи и упоминаются представителями, например, Госдумы, то исключительно в контексте ограничения их возможностей. Например, когда речь заходит о родительских правах. Когда появится у нас законодательство, регулирующее однополые семейные отношения, сказать сейчас никто не может. А людям надо жить сегодня. И поэтому действующее гражданское законодательство позволяет юридически урегулировать ряд отношений. Например, имущественные отношения, совместное проживание, совместное пользование имуществом и так далее. Неимущественные отношения также могут быть защищены при помощи норм действующего гражданского законодательства.

К большому сожалению, подавляющее большинство людей, живущих в однополых семьях, о таких возможностях просто не знают. Поэтому мы решаем очень важную задачу – просвещение однополых семей относительно тех прав, которые у них уже есть.

Недавно мы выпустили второе издание специальной брошюры, которая называется "Однополые семьи в России. Что нам даёт действующее законодательство", мы проводим в регионах семинары на эту тему. И надо заметить, что эта информация пользуется большим спросом. Но, конечно, стратегическая наша цель – добиться принятия соответствующего законодательства.


Вахрушин: Недавно я понял, что я – гей. Но мне очень тяжело: я очень стесняюсь своей внешности. У меня сильное косоглазие и много лишнего веса. Подскажите, как мне найти друзей, получить поддержку.

Не надо бояться себя, идеальных людей не существует. У каждого есть какие-то особенности его внешности. Некоторые из них, если они вам не нравятся, можно корректировать, другие корректировать просто не надо. Вас полюбят и таким, и полюбят не за это. Главное, чтобы каждый сам был способен любить и дарить свою любовь другим людям.

Поддержку и помощь можно получить, например, в организациях, подобных нашей. Я не знаю, к сожалению, где живёт читатель, задавший этот вопрос, но если он живёт, например, в Санкт-Петербурге или в Москве, или ещё в тех городах, где есть наши региональные отделения, он всегда может туда обратиться, и там уже найдёт и понимание, найдёт и друзей, я надеюсь. Он может рассчитывать и на психологическую, если понадобиться, и на правовую поддержку. У нас есть сайт, его легко запомнить www.lgbtnet.ru , там можно найти всю информацию.


Олег из Одессы: Кто и зачем вас финансирует?

Мы, я имею в виду "Российскую ЛГБТ-сеть" и другие ЛГБТ-организации, – общественные и некоммерческие организации. Наше финансирование складывается точно так же, как у других подобных организаций. Это пожертвования физических и юридических лиц, которые разделяют наши цели, наши ценности. В данном случае – ценности равноправия и отсутствия дискриминации. Речь идёт о российских и заграничных организациях, жителях России и иностранцах.


Сапиенс: Ответьте, пожалуйста, ведь представители ЛГБТ-сообщества должны в каком-то числе присутствовать в думских фракциях, пусть даже это не афишируется на всю страну. Лоббируются ли их интересы в каком-либо виде в законодательной сфере?

Я не знаю. Мне никто из Госдумы не звонил и не говорил, что он гей и готов что-нибудь пролоббировать. Личная сексуальность человека и его политическая позиция – очень разные вещи. Открытых геев и лесбиянок, которые не скрывали бы своей сексуальной ориентации, в российской политике сегодня нет. Это единственное, что я могу утверждать со стопроцентной уверенностью. Разумеется, в сообществе ходят некие слухи, более или менее обоснованные, о том, что тот или иной политик, похоже, имеет гомосексуальную ориентацию. Однако очень часто бывает так, что именно представители ЛГБТ-сообщества в органах власти, в политике, на публике являются самыми ярыми гомофобами. Такое случается. И понятно почему. Потому что человек боится, что если он хотя бы словом поддержит требования сообщества, его тут же обвинят в том, что он к этому сообществу принадлежит, и его карьера закончится.


Вероника: Уважаемый Игорь! Поскольку борьба за права – вопрос политический, то обойтись без взаимодействия с властью в этом случае невозможно. Как, на ваш взгляд, российское ЛГБТ-сообщество может и должно работать в этом направлении? Какие действия помимо прямого акционизма предпринимаются и что ещё предстоит делать? Что является препятствием – инертность самого ЛГБТ-сообщества, нежелание властей идти на диалог, ещё что-то? Спасибо.

Взаимодействие с властью является одной из наших задач. Ближайшая краткосрочная стратегическая цель в этой области – добиться признания со стороны государства существования проблемы дискриминации по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Ведь сегодня, например, даже официальные представители российских властей в международных организациях говорят, что в России нет дискриминационных практик, нет дискриминационного законодательства, нет дискриминационной политики. Но это не так. Мы уже не первый год занимаемся мониторингом дискриминации по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности в России. И мы знаем, что существует системная дискриминация. Наша задача заключается в том, чтобы власти, во-первых, не закрывали глаза на эту проблему и, во-вторых, поняли, что эта проблема – это не только наша проблема. Гомофобия общественно опасна. Она общественно опасна, например, потому что геи, лесбиянки, трансгендеры – это часть общества, это миллионы людей. Они имеют точно также же права, они также нуждаются в защите государства. Это избиратели, в конце концов.

Именно гомофобия с некоторых пор стала средством легитимизации для экстремистских организаций. Если сегодня какие-нибудь организации, объединения открыто заявят о своем антисемитизме, о своих расистских взглядах, то их привлекут к ответственности, и общественное мнение расизм не поддерживает, слава богу. А гомофобию общество воспринимает всё ещё достаточно спокойно.

На этой волне подобные организации приобретают сторонников, оказывают определённое влияние на общественное мнение. Классический пример: была такая организация "РОНС", "Русский общенациональный союз", которая в 2006 году устроила погромы гей-клубов в Москве, сорвала фестиваль ЛГБТ-культуры "Радуга без границ". Этими акциями организация прославилась. Но не прошло и года, как представители этой организации устроили взрывы на Черкизовском рынке. Опасно поощрять гомофобию. Государство должно бороться с гомофобией. Вот это то, к чему мы призываем власть.

Какие есть препятствия для диалога с властями? Представители власти в большинстве своём искренне считают, что никакой проблемы не существует. Контакты с представителями ЛГБТ-сообщества им кажутся опасными и для карьеры, и для их популярности в общественном мнении, хотя страхи очень сильно преувеличены. Последний пример – это наши попытки пообщаться с уполномоченным по правам человека в Санкт-Петербурге, который, только вступив в свою должность, заявил, что он уважает права всех людей, в том числе права представителей ЛГБТ-сообщества, на мирные собрания и шествия. Мы приветствовали тогда его высказывание. И решили, что, наверное, есть почва для разговора, для обсуждения. Несколько раз он откладывал эту встречу, хотя ничего опасного, ничего страшного мы ему предлагать не собираемся. Мы хотим всего лишь заключить соглашение о сотрудничестве в области просвещения по правам человека и в области защиты прав человека. Это один из примеров.

В последнее время намечается некоторый прогресс. Прошлым летом состоялась наша встреча с уполномоченным по правам человека Российской Федерации Владимиром Петровичем Лукиным. После того, как мы распространили наш доклад о дискриминации по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности, представители государственных органов стали отвечать на наши письма. Уже прогресс. Например, нам пришло письмо из МВД, где дискриминация по признаку сексуальной ориентации и преступления на почве ненависти именно к геям и лесбиянкам названы общественно важной проблемой. Уже есть, о чем говорить. Маленькие сдвиги происходят. Но они идут очень сложно. В вопросе совершенно верно говориться о том, что одной из причин является инертность самого ЛГБТ-сообщества. Мы уже неоднократно сталкивались с ситуациями, когда происходили, например, факты массового нарушения прав, когда милиция незаконно врывалась в гей-клубы, задерживала десятки людей и унижала их человеческое достоинство. И всё это без каких-либо видимых причин. Все очень возмущаются на интернет-форумах, все обращаются к нам и спрашивают, мол, что вы сделали, чтобы нас защитить. Мы на это можем ответить: чтобы мы что-то сделали, вы должны пойти в милицию и написать заявление о том, что ваше право нарушено. Мы не можем это сделать за вас. У нас законодательство такое: только сам пострадавший может заявить о нарушении его права, чтобы государственные органы начали официальное расследование.

И даже для самих представителей власти очень непривычно, когда открытые геи, лесбиянки приходят в милицию или прокуратуру, чтобы защитить свои права. Например, только двое пострадавших во время милицейского налета на гей-вечеринку в Красноярске пошли в прокуратуру и написали заявление. Они нам рассказывали, что когда они пришли для дачи объяснений в прокуратуру, вся прокуратура бросила работу, все пошли на них посмотреть. То есть на весь Красноярск нашлось два гея, которые возмутились тем, что их права были грубо нарушены. И я, пользуясь случаем, хочу только призвать: не надо бояться. Вы находитесь в опасности только тогда, когда скрываете факт того, что вы подверглись нападению, шантажу, оскорблениям и так далее. Потому что можно дальше нарушать ваши права, если вы об этом никому не говорите. Как только вы предали факт преступления гласности, ваша защищенность увеличивается.


Ragazzo: Если завтра в России узаконят гей-браки (партнёрства, союзы), значит ли это, что послезавтра активисты будут требовать усыновления/удочерения детей?

Однополые семьи в России – это реальность. Люди создают союзы на основе взаимной любви, ведут совместное хозяйство, заботятся друг о друге, воспитывают детей уже сегодня, независимо от того, легализованы у нас однополые браки или нет. Это наша личная жизнь, наша любовь и мы не должны и не собираемся спрашивать у кого-то на неё разрешения. Законодательное закрепление прав и обязанностей партнёров (супругов) необходимо не только самим геям и лесбиянкам, но также обществу и государству. Необходимо для введения реально существующих социальных отношений в правовое поле и их цивилизованного регулирования.

Аргументы противников легализации однополых браков основаны на опасениях, что это приведёт к разрушению традиционной семьи. Это типичное проявления гомофобных страхов, не имеющее под собой никакой рациональной основы. Если завтра в нашей стране примут закон, разрешающий лицам одного пола вступать в брак друг с другом, то вряд ли из-за этого кто-то решит променять свой счастливый гетеросексуальный брак на однополый.

Каждый человек имеет право на создание семьи с тем, кого он любит. Однако мы прекрасно понимаем, что правовые нормы будут "работать" на практике только в том случае, если они будут соответствовать правовому сознанию общества, если, по крайней мере, чиновники и лидеры общественного мнения не будут чинить препятствий их применению, руководствуясь собственными ложными стереотипами. Именно поэтому на данном этапе активисты ЛГБТ-движения занимаются разъяснением своей позиции и просвещением общества для того, чтобы развеять ложные страхи.

То же самое с вопросом об усыновлении. У многих геев и лесбиянок есть дети. Многие собираются стать родителями в будущем. Как правило, это их родные дети. Но если кто-то хочет усыновить/удочерить ребенка, имеет всё необходимое для его воспитания, то почему сексуальная ориентация должна быть препятствием для усыновления? Есть мнение, что родители-геи или лесбиянки могут оказывать какое-то негативное влияние на развитие ребёнка. Но это мнение ни на чём не основано. Все проведённые сравнительные исследования не обнаружили каких-либо существенных различий между детьми воспитанными в гетеросексуальных и однополых семьях.

Я думаю, что к тому моменту, когда в России легализуют однополые браки, надуманные страхи по поводу воспитания детей геями и лесбиянками потеряют свою нынешнюю актуальность.


Подготовлено по материалам сайта "Gzt.Ru".
Прошлогодний флешмоб к дню против гомофобии 17 мая организовывала не ЛГБТ-сеть. И регионы присоединялись не к акции ЛГБТ-сети.
В который раз: очень неприятны попытки каждую успешную идею подмять под себя.
лгбт-сеть присоединилась к флешмобу, а не организовала его. Организовывала она уже "свои" регионы - члены сети.
наша организация не входит в сеть, поэтому мне странно читать, что, оказывается, нас сеть "организовывала".
И всё-таки, когда вы заявляете что регионы присоединились не к акции лгбт-сети это даже не на 50% правда. Имела место совместная акция, в который огромный вклад внесла и сеть.

вы таки не назвали организацию, кстати.
Предыдущим ораторам не помешало бы усиленное лечение. Интересно, что ОНИ сделали для ЛГБТ, и сделали ли вообще?!

Очень хороший ответ человеку, который стесняется своей внешности. Как правило, большинство недостатков надуманны и их легко скрыть/убрать/замаскировать))) Но если, допустим, у человека косоглазие, или заикание, это вполне нормально. Знаю лично людей с выше указанными заболеваниями, и хочу сказать, что это офигенные люди)) Меньше их любить не буду))