Online-интервью Председателя МОД "Российская ЛГБТ-сеть" Игоря Кочеткова порталу "Gzt.Ru" (Часть 2)

Председатель Межрегионального Общественного Движения "Российская ЛГБТ-сеть" принял участие в онлайн-интервью, организованным интернет-порталом "Gzt.Ru", в ходе которого ответил на такие вопросы как "Гомосексуальность — болезнь или нет?", "Что такое гомофобия?", "Какие права геи хотят получить?", "Что такое гей-активизм?", "В чём заключается природа гомосексуальности?" и другие.

Гей-парад

Gzt.Ru: Каково ваше отношение к гей-парадам? Относится ли "Российская ЛГБТ-сеть" к организации "GayRussia.Ru, представители которой находятся в постоянном диалоге с московским правительством, требуя от него разрешения на проведение парада? Кроме того, многие читатели интересуются, зачем демонстрировать свою сексуальную ориентацию?

Я начну издалека немножко. Потому что вопрос о гей-парадах в последнее время превратился в такой своеобразный фетиш. Скажем, если прочитать и послушать высказывания некоторых гей-активистов, то можно подумать, что ничего, кроме гей-парадов и не надо вовсе, и он нужен сам по себе, из принципа. А некоторые комментаторы, в том числе люди, которые задавали вопросы на сайте, похоже, думают, что для нас гей-парад – это какая-то абсолютная ценность. Это не так.

Собственно, откуда возникла сама проблема? Проблема возникла из желания и потребности быть видимыми. То есть мы – геи, лесбиянки – не можем уже прятаться, делать вид, что нас просто не существует. Почему мы не можем этого делать? Потому что это просто опасно. Это опасно для нас, потому что человек, который скрывает свою ориентацию и пытается позиционировать себя как гетеросексуал, например, подвергается дополнительной опасности. Его можно шантажировать, им можно манипулировать и так далее. "Вы не свободны до тех пор, пока вам есть что скрывать", – сказал покойный уже журналист "Эхо Москвы" Андрей Черкизов. Это с одной стороны.

С другой стороны, закрытость ЛГБТ-сообщества приводит к появлению и культивированию огромного количества мифов. Вот те ужасы, о которых, в частности, писали читатели вашего сайта о том, что мы кого-то совращаем, что мы вовлекаем в свои ряды, что нас не интересует ничего, кроме секса и так далее, возникают из-за того, что люди не имеют реальных контактов с геями, лесбиянками. Они судят о нас исключительно по каким-то пересказам, своим домыслам. И такая реакция в какой-то степени понятна, объяснима. Люди боятся того, что они не знают. И поэтому мы, я имею в виду ЛГБТ-сообщество, должны быть видимыми. Это та идея, тот принцип, который объединяет всех и российских, и не только российских ЛГБТ-активистов.

В этом отношении у "Российской ЛГБТ-сети" с "GayRussia.Ru" никаких разногласий нет. Но дальше возникает вопрос о том, каким образом мы должны позиционировать себя в обществе. Наверное, ясно, что цель этой видимости – быть понятыми. И когда мы проводим некие публичные акции, в том числе уличные, мы, "Российская ЛГБТ-сеть", стараемся делать так, чтобы люди поняли, зачем мы вышли на улицы. Что касается гей-парада, то в этом случае, к сожалению, когда сама по себе идея была объявлена ещё в 2005 году, как мне представляется, организаторы не разъяснили до конца цели мероприятия. К тому же, наши оппоненты, в том числе и в средствах массовой информации тут же предложили свою версию наших мотивов. Тут же были представлены и распиарены картинки с европейских и американских карнавалов, и, собственно, организаторов гей-парадов обвинили в том, что они хотят сделать то же самое.

Собственно говоря, речь-то идёт не о параде с военной техникой. Речь идёт о прайде. Слово "прайд" (от английского "pride") означает "гордость". Это некая демонстрация гордости. Демонстрация присутствия и неопасности. Ведь если говорить о прайдах, которые проходят в европейских городах, да и практически по всему миру, то это действительно довольно шумное и весёлое действо, к которому присоединяется всё общество. Весь город празднует. И это является доказательством того, что ЛГБТ-сообщество – часть общества. И мы вполне можем, в том числе и весело, празднично взаимодействовать. Когда же наши манифестации приводят к тому, что общество делится на сторонников и противников, то это уводит нас от той цели, которая стоит перед ЛГБТ-активистами, уводит нас от цели быть понятыми. И поэтому, наверное, существуют разные формы открытости, разные формы демонстрации нашего присутствия. Это в том числе и уличные акции. Но уличные акции, которые мы предпочитаем не называть прайдами, а уж, тем более, парадами.

Например, 17 мая 2009 года мы провели так называемый радужный флэш-моб, который проходил не только в России. За организацию его в России отвечали в основном мы. Люди красиво вышли на улицы, с шариками. На этих шариках были их послания миру, их пожелания, их самопрезентации. И эти шарики были запущены в небо. В Петербурге, например, в этой акции участвовало около 250 человек. Весь город это увидел, всем это понравилось. Я думаю, это привело к большему пониманию того, зачем существует вообще-то ЛГБТ-организация, в частности, в Петербурге. Я думаю, что если кто-то хочет проводить прайды именно в такой форме, в форме шествия в защиту прав человека, против дискриминации по признаку сексуальной ориентации, гендерной идентичности, то они, безусловно, имеют на это право. А государство обязано защищать подобного рода шествия и акции, как и любые другие, скажем, мирные уличные акции – это записано в конституции.

Но мне кажется, что проблема заключается в нежелании, причем, нежелании обеих сторон, нежелании вести диалог. Существует конфронтация, своего рода "холодная война", например, между мэрией Москвы и организаторами московского прайда. И никто, ни одна из сторон не пыталась просто элементарно сесть за стол переговоров, обсудить возможные компромиссные варианты. В этом главная проблема. И, к сожалению, никакие судебные решения, в том числе решение Европейского суда по правам человека, не отменяют необходимости такого диалога. Вот это наша позиция.


Имидж ЛГБТ-сообщества

Uncle Willy: Считаете ли вы геев исключительными, особенными людьми?

Нет, мы не считаем геев и лесбиянок исключительными, особенными людьми. Речь как раз идёт о том, что мы такие же люди, как все остальные. Каждый человек индивидуален, каждый в чём-то не похож на другого. Есть люди разных национальностей, разных политических взглядов, разных религиозных убеждений. И есть люди, которые по-разному любят. Но в разнообразии, в способности к индивидуальным проявлениям и заключается, наверное, родовая сущность человек. Люди являются людьми, потому что они разные. И в этом отношении геи и лесбиянки от всех остальных ничем не отличаются. Был вопрос, он близок к тому, о чем вы сейчас спросили, какие такие особые права нужны геям и лесбиянкам. Отвечаю – никаких. Мы выступаем за то, чтобы соблюдались признанные международным сообществом права человека, права человека, закреплённые в российской Конституции. Мы выступаем за то, чтобы они соблюдались без различия, без дискриминации по признаку сексуальной ориентации, гендерной идентичности. Никаких особых прав мы не хотим.


Олег: Добрый день! Очень часто гомосексуалов отождествляют с педофилами и наркоманами. Откуда такие дикие представления о природе гомосексуальности? Создаётся впечатление, что эти люди, извините, вылезли из пещеры или спустились с гор.

Люди боятся того, чего они не знают. Поэтому когда люди сталкиваются с кем-то, кто не похож на них самих, неизбежно возникает страх. Это происходит на подсознательном уровне. Ксенофобия и, вообще, любые фобии – это, по сути дела, универсальный защитный механизм. Потому что люди всё время сталкиваются с какими-то опасностями, они должны себя от них защищать. Чтобы это делать, они должны уметь реагировать на неизвестное. И реагировать, естественно, с осторожностью. Чувство страха при столкновении с чем то или кем-то неизвестным, таким образом, совершенно естественно. А вот дальше уже начинается следующий этап, этап познания. Мы хотим оставаться с этими страхами или мы хотим все-таки разобраться, чего мы боимся и стоит ли этого бояться? Познание – это очень трудный процесс, он требует усилий, требует определённого критического отношения к себе, к своим представлениям. В конце концов, требует непосредственного контакта с объектом этого познания. А поскольку ЛГБТ-сообщество закрыто, этот контакт бывает затруднен. Поэтому люди остаются со своими страхами. Это первая причина.

Вторая причина заключается в элементарном невежестве. В России абсолютно отсутствует на сегодняшний день сексуальное просвещение. Если в Советском Союзе, как утверждалось, секса не было – была такая фраза, то до сих пор даже среди молодых людей, среди многих молодых людей считается, что секс – это нечто неприличное, об этом-то и публично говорить неудобно. Хотя об этом говорить надо. Потому что это точно такая же часть нашей жизни, как наша работа, как наши друзья, как наши хобби, увлечения, наши политические и религиозные взгляды и так далее. У каждого человека есть сексуальная жизнь. Она должна быть безопасной и приносить каждому удовлетворение. А вот для этого нужно просвещение, которого в России сегодня нет, в том числе и для гетеросексуалов. Зачастую гетеросексуальные люди довольно плохо и в своей-то сексуальности разбираются, а что уж тут говорить об иной сексуальности.

Третья причина – это, к сожалению, сознательное распространение подобного рода стереотипов, например, со стороны околоцерковных кругов, со стороны некоторых средств массовой информации. Ну, посмотрите любую публикацию, в которой упоминаются геи. Там через запятую перечисляются – наркоманы, педофилы, проститутки, геи. И, естественно, что когда человек читает каждый день или хотя бы раз в неделю такой смысловой ряд, это откладывается у него в мозгу.


Анна, 65 лет: Добрый день! Пётр Ильич Чайковский и многие гениальные и талантливые люди имели гомосексуальную ориентацию, но, как известно, это не мешало им творить, быть принятыми в обществе и иметь друзей и подруг. Фредди Меркьюри тоже был геем, но я нигде не слышала и не читала, что он был в чём-то ущемлен или боролся за какие-то мифические права. Не кажется ли вам, что настоящие геи – это люди, живущие рядом с нами, которым мы пожимаем руки, ничуть не брезгуя ими, а не те, кто бегает по парадам с голым задом, надувной грудью и во всю глотку орёт о своём ущемлении. Кстати, в основной массе наши люди часто путают гомосексуальность и педофилию. Не кажется ли вам, что очень много народу просто примазывается к геям, чтобы пропиариться?

Пиар чаще всего получишь исключительно отрицательный в этом случае. Собственно говоря, многие известные люди как раз скрывать свою гомосексуальность именно потому, что хотят сделать карьеру. И прекрасно понимают, что если они сейчас об этом расскажут, то их карьера закончилась. Недавний пример – это Рикки Мартин, который буквально совершил официальный coming-out. Он открыл миру тайну, которая давно уже была не тайной, по крайней мере, для ЛГБТ-сообщества. Упорные слухи об этом ходили. И он очень чётко объяснил, почему до сих пор молчал. Он сказал, что был озабочен своей карьерой. Но сейчас он карьеру сделал, уже бояться нечего, Рикки Мартина все знают. И поэтому он решился открыто заявить о своей гомосексуальности. Так что предположение о том, что вы необычайно прославитесь и разбогатеете, если объявите себя геем, немножко забавно.

Ещё есть такой распространённый миф о том, что многие молодые люди объявляют себя гомосексуалами, потому что быть геем сейчас модно. Но, понимаете, мода – это обладание некой модной вещью или модным качеством, это то, чем можно похвастаться. Если у вас есть модные джинсы, вы показываете друзьям, и они вам завидуют: мол, ты крутой, у тебя замечательные джинсы. А теперь представим себе подростковую компанию, в которой один из участников говорит, что он гей. Мы прекрасно знаем, что уровень гомофобии, причем агрессивной, особенно высок среди подростков, к сожалению. Так что, в подавляющем большинстве случаев такому подростку, который объявит о своей гомосексуальности, просто не поздоровиться.

В случае Фредди Меркьюри всё вообще печально: как известно, он умер от СПИДа. И это результат (по крайней мере, косвенный) того, что он вынужден был скрывать свою гомосексуальность. Собственно, почему гомосексуалов часто называют группой риска по ВИЧ, по другим заболеваниям, передающимся половым путем? Потому что люди скрывают свою гомосексуальность. Поэтому многие вынуждены вступать в анонимные сексуальные контакты. Со всеми вытекающими отсюда рисками. То есть Фредди Меркьюри погиб из-за того отношения к гомосексуальности, которое существовало в его время в обществе.

Что касается Петра Ильича Чайковского, то достаточно почитать его письма, чтобы многое понять. У Чайковского, да и у Фредди Меркьюри, наверное, не было выбора. А как мог бороться за свои права, например, Чайковский в 19-м веке? Чайковский считал свою сексуальность греховной. И его всю жизнь это мучило. Он был лишён нормальной полноценной личной жизни. Это можно понять из его писем. Он был человек очень известный. Он был принят при дворе. У него всё было. Но при этом это был человек глубоко несчастный. Он заплатил за свою карьеру несчастной личной жизнью. За права он не боролся. Но возникает вопрос: а почему талантливый, гениальный человек должен делать выбор между личным счастьем и свободным творчеством? Разве нельзя это совместить? Я думаю – можно. В том числе и за это мы боремся. За то, чтобы людям не приходилось платить за карьеру, платить за самореализацию – профессиональную, творческую несостоявшейся личной жизнью.


Подготовлено по материалам сайта "Gzt.Ru".
Да, вот и другая часть
Вообще, обе части демонстрируют очень убедительную позицию И.Кочеткова. В теории. Что касается практической составляющей, то даже упоминаемый в интервью ЛГБТ сайт "обрывается" сообщением месячной давности, что свидетельствует о том, что сайт скорее "лежит", чем "функционирует". :(
В этом смысле активности ЛГБТ сообщества в ЖЖ можно только позавидовать.