"Один умный гей на нужном месте может зарубить инициативы пары сотен депутатов" | Статья (Часть 1)

Автор: Святослав Хоменко, фото: Станислав Груздев, украинский сайт "Главком"

41-летняя винничанка Екатерина Лукьянова, когда-то – ближайшая соратница Юрия Луценко, сегодня – член группы "ХДС" Давида Жвании, называет себя единственным депутатом, реально занимающимся проблемами семьи в профильном, "социальном" парламентском комитете. Хотя общественности она известна, скорее, по другой причине: именно Лукьянова чуть больше года назад отметилась прицельным метанием яиц во Владимира Литвина, руководившего ратификацией "харьковских соглашений" из-под зонтиков своих охранников.

Сама Лукьянова не отрицает, что является довольно экспрессивным человеком, отличающимся незаурядной оригинальностью суждений. Вот и к этому интервью нас привёл диалог, состоявшийся в кулуарах Верховной Рады 11 мая 2011 года, когда парламент потратил едва ли не целое утреннее заседание на обсуждение львовских событий. "Да, это – провокации, это – "хулиганка", – прокомментировала тогда Лукьянова перипетии празднования Дня Победы в столице Галичины. – Но смотреть надо глубже: ведь речь идет о наступлении гомосексуальной культуры..."

Заинтересовавшись этим тезисом, "Главком" немедленно напросился на интервью к Екатерине Евгеньевне. И был сполна вознаграждён: в двухчасовом разговоре с нашим изданием народный депутат озвучила множество тезисов, которые могут показаться кому-то дискуссионными, неполиткорректными или эксцентричными. Тем не менее, нам кажется, что запись этого разговора должна быть обнародована: и потому, что Лукьянова в нём выражает точку зрения на самом деле довольно большого количества украинцев, и потому, что множество проблем, затронутых в этой беседе, действительно замалчиваются в нашем обществе, хотя дискуссия насчёт роли семьи, однополых отношений, сексуального воспитания в украинском обществе уже давно назрела. "Главком" оставляет своим читателям право самим сложить впечатление о подходе Екатерины Лукьяновой к этим проблемам...



"Слабый мужчина – это в моём понимании гей. Как правило"


Итак, что вы вкладываете в понятие наступления гомосексуальной культуры?

Это – такая тема, общаться на которую с журналистами достаточно тяжело. Ведь на самом деле все или почти все понимают, о чем идет речь, но, тем не менее, довольно тяжело объяснить это какими-то доступными словами…

Так вот, я считаю, что сегодня мы наблюдаем масштабное наступление гомосексуальной культуры на традиционную украинскую культуру. Пока что эта проблема в большей мере касается больших городов, жители которых имеют более высокий материальный достаток, более раскованные взгляды. Там легче привить гей-культуру, используя для этого инструменты поп-культуры. Сегодня ситуация такова: по большому счету, неважно, какой ты ориентации – гетеросексуальной или гомосексуальной, – важно то, что ты начинаешь относиться к гей-культуре как к норме, как к правилу. Если человек начинает относиться к ней именно так, я считаю, что он – уже является сторонником гей-культуры.

Говоря о наступлении гомосексуальной культуры, я имею в виду не только чисто сексуальную культуру, которая касалась бы исключительно пола людей или их сексуальных предпочтений. Гей-культура в такой же, если не в большей мере, касается способа мышления людей, а то и развития страны в целом.

Пока мы спорим о том, правильные или неправильные люди находятся у власти, в какую сторону должна интегрироваться Украина, у нас под носом посредством этого наступления гей-культуры происходят вещи, несущие в себе колоссальную угрозу для нашей государственности.

Давайте по порядку. Прежде всего, чем отличается гомосексуальный взгляд на развитие государства от традиционного?

Давайте для начала определим, что такое традиционный взгляд на развитие государства, чтобы затем пойти от противного. Ячейкой государства, ячейкой традиционного общества является счастливая семья, созданная мужчиной и женщиной. Я уверена, что одинокий человек (если речь не идет об особенностях характера конкретного человека – таких людей на самом деле довольно мало) не может реализовать себя в семье, и поэтому является несчастным. А несчастный человек не может строить счастливое государство!

Главная миссия, главная задача семьи – это продолжение рода, рождение детей. Мужчина и мужчина, женщина и женщина не могут продолжать жизнь. Так заложено матушкой-природой и Господом Богом, верим мы в эти законы или нет – они существуют объективно, независимо от нашей веры в них.

Мы с вами можем примерять на себя и менять множество социальных ролей. Сегодня я – народный депутат, но до того работала на множестве работ, я была и электромонтером, и укладчицей-упаковщицей на мясокомбинате, и кто знает, кем я стану завтра. Но я – не меняла пол. Профессия – вторична, я могу менять свои взгляды и позиции, но, прежде всего, я была и остаюсь женщиной. Так же и вы – сегодня журналист, а завтра – премьер-министр, но прежде всего – мужчина.

Так вот. Традиционные взгляды на миссию женщины и мужчины предполагают создание ними семьи, продолжение рода и воспитание мужчин и женщин. Не мальчиков и девочек, а мужчин и женщин. Сегодня, в первую очередь, под влиянием наступления гей-культуры, мы видим серьезный кризис семьи. Проистекает этот кризис из кризиса мужчин.

Что вы имеете в виду?

Я объясню на конкретных примерах. За последние шесть лет количество одиноких матерей в Украине выросло в 20 раз. Это очень большая цифра. И это при том, что у нас не наблюдается бэби-бума. То, что сейчас около 600 тысяч матерей-одиночек воспитывают детей, не значит, что у нас родилось на 600 тысяч детей больше. На самом деле рождается детей у нас меньше, а количество одиноких матерей увеличивается.

Чем это объясняется? Причин две, но на самом деле одна. Во-первых, женщина перестала уважать мужчину как главу семьи. Во-вторых, мужчина перестал уважать мужчину как главу семьи. Это и есть кризис семьи, который вышел из кризиса мужчины.

Если честно, не вижу связи...

Все дело – во влиянии «голубой» или гомосексуальной культуры на сегодняшнюю молодежь. Очень сложно перековать, переформатировать мужчину или женщину в 40 или 50 лет. Но если человеку 18, 20 лет, – он более восприимчив к тому влиянию со стороны масс-культуры, которое воспитывает в нем, скажем так, более нетрадиционные способы мышления. А работа политиков – где-то сознательная, где-то несознательная, – очень серьезно этому способствует.

Каким образом?

Возьмем для примера события во Львове во время празднования Дня Победы. Сегодня мы полдня обсуждали эти инциденты в парламенте, размышляли о том, стоит ли запрещать «Свободу» или еще кого-то, потратили на это кучу времени…

Но на самом деле мы обсуждали банальную «хулиганку». Не надо в этом искать большую политику. Нужно просто наказать тех, кто занимался во Львове «хулиганкой» и сделать все для того, чтобы те немногие оставшиеся в живых ветераны чувствовали себя героями…

Я с вами абсолютно согласен, но геи тут причем?

Дело в том, что, подсовывая нам такие фишечки, от нас закрывают другие, намного более серьезные вопросы – например, тот же кризис семьи. Ведь ветераны – это тоже семья, но перековать, переформатировать их сложно. Поэтому их банально отвлекают – теми же красными флагами. А их внуков в это время перековывают, прививают им другие ценности.

О каких ценностях идет речь? Например, согласитесь, сегодня совершенно не модно быть женатым, не модно выходить замуж. Понятие семьи как основы здорового общества, сильного государства просто размывается!



Что такое традиционный взгляд на развитие государства, я более-менее понял. А что вы вкладываете в понятие нетрадиционного взгляда?

Я считаю, что одна из важнейших задач семьи, общества и государства – это воспитание сильного мужчины, мужчины-защитника. Я сейчас не говорю о защитнике Родины – мы за последние годы как-то вообще забыли о существовании такого понятия. Если вдруг завтра начнется война, нам, по большому счету, ничего не останется, кроме как пойти и сдаться – причем каждая область сдастся кому-то своему.

Другие государства понимают эту угрозу и активно занимаются патриотическим воспитанием своих мужчин. Ну и что, что миллионы американцев весят под 150 килограммов, и что это – самая болеющая нация в мире? Зато если посмотреть на их фильмы, то каждый второй гражданин США оказывается героем, способным спасти если не всю Вселенную, то хотя бы свою семью! В России, несмотря на все проблемы с ее экономикой, на проблемы алкоголизма и всего прочего, в последнее время тоже пропагандируется культ бойца, культ защитника: посмотрите на их сериалы – «Менты», «Агент национальной безопасности», «Кадеты»…

А у нас нет ни своих героев Вселенной, ни своих «ментов». Мы тем самым как бы соглашаемся с тем, что мужчина должен быть слабым. А слабый мужчина – это в моем понимании гей. Как правило.

Неожиданный поворот.

Нет, я не хочу сказать, что если ты не пошел в защитники Отечества, то сразу стал геем – это неправда. Но просто происходит размывание понятий. Мужчинам втолковывают: ты не должен защищать Отечество, ты не должен защищать свою семью, ты не должен защищать свою девушку, ты не должен защищать свои взгляды. Это приводит к кризису самосознания мальчика, молодого мужчины. Это воспитывает в нем пассивность.

Не все молодые мужчины знают, как подойти к женщине. И это вполне объяснимо, это – сродни преодоления сложного психологического барьера. Но если ты активный, если ты боец, то каждый отказ от девушки только закалит тебя больше. А если в тебе воспитана эта пассивность, твое кризисное самосознание может дать сбой. И именно в этот момент рядом может оказаться взрослый опытный интересный мужчина, который, как никто другой, будет понимать твои проблемы, который скажет, что все бабы – стервы, а любить по-настоящему умеют только мужчины…

А поскольку каждый человек нуждается в любви, поскольку это общение сопровождается алкоголем, дорогими подарками, молодой мужчина, получивший отказ от девушки, рискует столкнуться с этой проблемой…

И первопричина этого – в том, что общество, государство, система образования потеряло само понятие воспитания мужчины. И виной этому – именно гей-культура, которая не только ставит перед собой цель ликвидации мужчин-защитников как класса, но и привила в общество понятие феминизма, и никто не докажет мне, что это не так…

Подождите, то есть, борьба женщин за свои права, например, за право избирать – это плохо?

Женщины всегда борются, но очень важно обозначить, что им действительно нужно, а что нет. Потому что мы доборолись до того, что в нагрузку к праву бросить бумажку в урну нам дали право на отбойный молоток. Если бы те барышни в корсетах и дамских шляпках, которые в XIX веке инициировали дискуссию о всеобщем избирательном праве, посмотрели бы на наших асфальтоукладчиц, они бы потеряли сознание и ушли в монастырь. Не за то они боролись!

То есть, оснований для феминизма, по-вашему, сегодня в Украине нет?

Феминистки бывают разные. Одни хотят попиариться и, возможно, помочь этим своей карьере, другие – действительно верят в то, чем занимаются. Так вот, я – не феминистка. Я – достаточно активная женщина, которая отстаивает и защищает права мужчин точно так же, как права женщин. И я, честно говоря, не понимаю, чего сегодня принципиально не хватает женщинам, за что они сегодня могут бороться…

Да начать хотя бы с того, что женщин в парламенте сегодня – раз-два и обчелся…

Я, кстати, выступаю против увеличения количества женщин в парламенте.

Почему?

Потому что это – не женская работа. Здесь работают настолько жесткие правила игры, что не имеет значения, женщина ты или мужчина. Поэтому в парламенте должны работать сильные люди.

А сильных женщин в природе не бывает, или как?

Конечно, это – в первую очередь, вопрос характера, а характер от пола зависит довольно слабо. Я – против того, чтобы процент женщин в парламенте устанавливался кем-то искусственно.

Сильные женщины, конечно, в природе существуют, это факт. Но искусственная протекция сильным женщинам в нынешней ситуации только сыграет на руку гей-культуре. Мужчина должен быть главой семьи. Государство – это тоже семья. Женщина –умная, хорошая, красивая – должна помогать мужчине быть главой семьи.

То есть «Kinder, Küche, Kirche»?

Это – слишком грубо. Но я в этой связи хотела бы вспомнить фразу главного героя фильма «Поп». Когда умирала его матушка, он говорил ей: «Я – единичка, ты – нолик, а вместе мы – десятка». Без матушки нет батюшки. Примерно так же должны строиться отношения и в нормальной, здоровой, традиционной семье.



«Лобби гей-культуры в Кабмине очень сильно»


Вы можете назвать конкретные примеры влияния гей-культуры на государственную политику Украины?

Посудите сами: в результате административной реформы с карты наших государственных органов пропало Министерство семьи, молодежи и спорта. Состоянием на сегодняшний день у нас нет ни одного органа госвласти, который бы занимался семьей. Я писала Президенту по этому поводу и получила от него ответ: мол, теперь некоторыми вопросами семьи будет заниматься Министерство труда и соцполитики. Но ясно, что приоритетными для Сергея Леонидовича эти вопросы вряд ли будут…

А ведь это очень важно, и я считаю, что у нас обязательно должно быть если не отдельное министерство, то хотя бы государственный комитет по вопросам семьи. Ведь все реформы, которые проводятся в стране, не могут концентрироваться на абстрактных «людях». Реформы должны проводиться для семей: для этих ячеек общества, в рамках которых постоянно живет абсолютное большинство из 48-миллионного населения Украины…

Хорошо, если мы говорим о том, что гей-культура влияет на государственную политику на столь высоком уровне, то можете ли вы пофамильно назвать агентов этого влияния?

Никаких фамилий я называть не буду. Сейчас я разговариваю с вами как парламентарий, который своими глазами видит сложившиеся в обществе и государстве тенденции, и делает из них определенные выводы. Тем не менее, очевидно, что это гей-лобби в украинской политике достаточно сильно…

А каким, по вашему мнению, является хотя бы примерный процент адептов гей-культуры в высших органах государственной власти Украины?

Бывает, что матушка-природа шутит. Шутит она по-разному, в том числе, и тем, что на свет появляются дети с отклонениями: например, имеющие половое влечение к особям собственного пола. Это грустные шутки, «шутки» в кавычках.

По имеющейся в моем распоряжении статистике, количество таких людей может составлять около 10% от общей популяции. У остальных их гомосексуальная ориентация может быть навеяна массой факторов – детскими и подростковыми травмами, модой, желанием «жить красиво» и неспособностью достичь этого другим способом.

Что касается количества геев в органах власти, то, думаю, оно, как и в популяции в целом, составляет около 10%.

То есть, если в нашем Кабмине 17 членов, значит, геев там примерно полтора человека?

Значит, полтора человека. Но лобби гей-культуры в Кабмине очень сильно. Это подтверждает хотя бы тот факт, что в составе правительства напрочь отсутствуют женщины.

А как с этим делом обстоит в парламенте?

Думаю, ситуация примерно та же. Примерно 10%.

Маловато…

А вы думали, что их сто процентов?

Есть в нашем обществе и такое мнение. В разной интерпретации, конечно. Но раз вы говорите о достаточно продолжительном и массированном наступлении гей-культуры, то логично было бы предположить, что в органах власти их процент будет выше, чем «в среднем по больнице»…

Ну, во-первых, мы с вами сейчас говорим о высшем составе органов государственной власти, а не, например, о сотрудниках аппарата. А, во-вторых, если говорить о парламенте, то он состоит из 450 человек, и 10% от этого количества – это на самом деле не так уж и мало.

А есть какие-то политические силы, в которых таких людей больше?

Нет, они распределяются равномерно по всем партиям.

И по комитетам тоже?

Насчет нашего комитета я спокойна (смеется). Наш комитет не является ключевым в решении государственных вопросов, а, значит, он не влияет на серьезные расклады в обществе, на политику государства.

Но если вы говорите, что в интересах гей-лобби дальнейшая инфляция института семьи, то они вполне могли бы подкинуть в ваш комитет парочку геев, чтобы они на корню рубали ваши законодательные инициативы…

Для этого есть Кабинет министров.

Вот эти полтора человека?

Да. Это как в фильме «17 мгновений весны». Так же как один Штирлиц на нужном месте решал очень многие проблемы, так и здесь – один умный гей на нужном месте может зарубить инициативы пары сотен таких депутатов, как Лукьянова.

По большому счету, это же касается и парламента: внедрение геев во все фракции и комитеты Верховной Рады не позволяет принимать законы, которые могли бы действенно защищать в Украине традиционный путь развития общества и государства.

Это нечестно: вы обвиняете людей, а пофамильно их не называете. Кто же они?

Я не обвиняю. Я – предполагаю. Ну, и посмотрим на результаты голосования по моим законопроектам.

То есть все, кто не голосует за ваши законы – тот...?

Ну, в плохом или в хорошем смысле этого слова.

Хорошо. Я не спрашиваю, кто конкретно ведет наступление гей-культуры на традиционную украинскую культуру. Но с какой целью оно проводится?

Я считаю, что цель одна: уничтожение Украины как государства. Она в таком качестве просто не нужна.

Кому не нужна?

Гей-культуре.

То есть, мы говорим о какой-то глобальной международной теории заговора?

Возможно.

И на вершине пирамиды находится главный гей?

(смеется) Звучит это, конечно, смешно. Но, тем не менее, общественность сомневалась в существовании масонских лож, а сейчас кто не знает об их существовании и влиянии на всемирные процессы? Так вот, почему бы нам не предположить, что существует и...

Другая система, другая вертикаль?

Почему бы и нет?

А как между собой могут соотноситься система масонских организаций и это глобальное гей-лобби?

Этого я не знаю. Я как женщина не вхожа ни в одну из этих систем…

В таком случае возникает вопрос о том, в интересах какого государства действует это лобби. Ведь если следовать вашей логике, то в той же Европе мы наблюдаем просто-таки торжество гей-культуры…

А вы разве не слышали о том, что Европа вырождается? Что самая стареющая нация в мире – это британцы?

Индия и Китай, например, не страдают от вырождения своих наций. Не в последнюю очередь потому, что, думаю, самого понятия гей-культуры – этого вируса, запущенного на уничтожение непотребных, – у них не будет еще долго. А ведь разрушить народ, разрушить государство, можно только подорвав его традиции…

Но если следовать этой логике, то мы констатируем, что сегодня гей-культура подрывает традиции и США, и Европы, и России. Получается, что названные вами Китай и Индия запустили этот, как вы говорите «вирус для уничтожения непотребных»?

Я не знаю. С таким же успехом мы можем заподозрить, что этот вирус был запущен масонской ложей – как раз с той целью, о которой я говорила – чтобы ликвидировать как таковых слабых, ненужных.

Я прекрасно понимаю, что после этой публикации многие скажут, что я ищу врагов среди евреев… На самом деле я люблю евреев, но понятие масонской ложи – объективно...

Но ведь не все масоны – евреи...

Далеко не все. Более того – только избранные. И поэтому у меня есть масса вопросов как раз о нашем государстве, потому что когда самые высокопоставленные лица нашего государства получают от этой ложи медальки, становятся ее «шевалье», то на кого работает человек в данном случае – на ложу или на государство?

Это вы о ком?

О нашем премьер-министре. Как-то в средствах массовой информации эта новость очень тихо прошла – мы посмеялись, мол, появился у нас в правительстве шевалье, получил человек какую-то бляшанку на грудь от ложи...

Но я считаю, что это – очень серьезный вопрос. Мне он, например, дал исчерпывающий ответ на вопрос о том, почему правительство так относится к проблемам семьи…

Если в стране пропадает гречка – это процесс экономический, а если пропадает семья – то это признак скорой гибели целой нации. Тем более, что влияют на это не объективные демографические процессы, а субъективные факторы, инспирированные, в первую очередь, наступлением гей-культуры…




Окончание статьи